АКТИВНЫЕ ТЕМЫ

"Обезьяны-критики" Габриеля Макса

Monkeys as Judges of Art, 1889

Очень важные разговоры о чём-то очень важном
Ответить
pinky

"Обезьяны-критики" Габриеля Макса

#1

Сообщение pinky » 19 ноя 2017, 12:26

Изображение

Под спойлером копипаста.
Первая картина, о которой пойдет речь, "Обезьяны-Критики", была представлена публике на Первой ежегодной Мюнхенской выставке, открывшейся 1 июля 1889 г. Мария Макела в своей недавней книге, посвященной Мюнхенскому Сецессиону, описывает ситуацию следующим образом:
Габриель фон Макс придал эффектную визуальную форму широко распространенному недовольству выбором жюри в своей картине "Дамский клуб" (ок. 1889), показанной на Первой ежегодной выставке. Эта картина, впоследствии переименованная художником в "Обезьяны-критики", была одной из самых циничных на выставке. Тринадцать обезьян, различных по форме, размеру и характеру, рассматривают картину, повернутую к зрителю боком, так что он видит только золотую раму. Ярлык на изнанке холста идентифицирует невидимое изображение как "Тристана и Изольду" и определяет его продажную стоимость в 100.000 немецких марок. Это произведение традиционно истолковывалась либо как выражение известного увлечения автора философией дарвинизма, либо как сатирический выпад против искусствоведов. Однако в контексте Первой ежегодной выставки сюжет картины обретает другие коннотации. Примечательно, что Макс был среди противников салона в Мюнхене и сначала отказался участвовать в Первой ежегодной выставке. Он представил "Обезьян-критиков", когда выставка уже открылась. Оценки жюри, которое в общем предпочитало более светлую палитру и более раскованную технику молодых коллег художника, лишь усугубили неприязнь Макса ко всему предприятию. В конечном счете картину следует воспринимать как сатиру на членов жюри Первой ежегодной выставки, чью работу по оценке картин Макс сравнил с действиями обыкновенных обезьян. Картина имела на выставке громадный успех; по иронии судьбы ей присудили золотую медаль второй степени - вполне возможно, это было что-то вроде жеста самозащиты.
(Makela M. The Munich Secession. Art and Artists in Turn-of-the-Century Munich. Princeton: Princeton University Press, 1990, pp. 31-2.)

Истолкование картины, предложенное Макелой, может быть дополнено. Чтобы прояснить, как будет вестись дальнейшее обсуждение, позволю себе небольшое теоретическое отступление.
Раскрытие исторического контекста произведения в качестве основы для его истолкования необходимо, но недостаточно. Это так потому, что любое произведение искусства всегда больше, чем обстоятельства, его породившие. Если даже оно возникает как реакция на сиюминутное событие, оно обретает более универсальное значение. "Сатира на личность", если она сделана хорошо, неизбежно вырастает в "сатиру на нравы", а последняя стремится стать главой в некой вечной "Божественной Комедии".
В произведении искусства, так же, как в философском или религиозном писании, можно, таким образом, различать два элемента: один - временный, преходящий, обусловленный исторической ситуацией и биографическими параферналиями художника; другой - вечный и непреходящий, действительный во все времена и приложимый к любому человеку. Именно благодаря второму элементу произведение искусства сохраняет свою жизненность в нескончаемом потоке меняющихся "контекстов" и "истолкований".
Этот второй элемент, т.е. сознательное или духовное содержание произведения, может быть начерно определен как инвариант всех его действительных и потенциальных восприятий или, другими словами, как совокупность воздействий, которые это произведение типичным образом оказывает на континуум индивидуального сознания.
Хотя это содержание трансисторично и трансперсонально, оно всегда находит свое выражение во времени и через посредство человеческого ума (т.е. воплощается в формах культуры). Невозможность прямой передачи сознания охватывает также и символогию, что, тем не менее, предполагает понимание языка (включая ее собственный) как всего лишь необходимую условность.
Вернемся к "Обезьянам-критикам". Можно сказать, что эта картина является символическом описанием ситуации непонимания. Обезьяны как не-люди (или, по крайней мере, псевдолюди) неспособны понять и адекватно оценить творение человеческого духа, поскольку мир специфически человеческого опыта для них закрыт. Он для них просто не существует.
Понимание же возникает в акте со-переживания или со-существования в духе. Иными словами, его предпосылкой является определенное самоотождествление понимающего с понимаемым. Это самоотождествление со своим иным есть в то же самое время самопревосхождение, потеря тождества с самим собой. Пока обезьяны остаются обезьянами, их "критическая деятельность" - лишь смехотворная и нелепая имитация реального понимания. Противоречие между намерением и результатом, описанное как онтологически неразрешимый конфликт, может быть разрешено в сознании зрителя психологически посредством реакции в эмоциональных модальностях смеха, страха, отвращения и т.д.

Картина фон Макса, однако, проблематизирует это слишком легкое разрешение, погружая зрителя в интенциональную структуру картины. Центральная фигура - самая крупная обезьяна - смотрит прямо на зрителя, так что последний оказывается в зеркальной позиции относительно ее. Изображение, таким образом, становится отражением, а обезьяны, изучающие картину, уравниваются со зрителями, рассматривающими произведение фон Макса. Цинизм художника, о котором упоминает Макела, заключается именно в этом уравнивании зрителей с обезьянами, которые претендуют на то, чтобы быть критиками произведения и при этом совершенно не способны понять его цель и смысл. (Заметим, что произведение творца, т.е. картина, может метафорически означать произведение Творца, т.е. мир.)
Чувствовать себя обезьяной, конечно, оскорбительно. Отсюда - первая реакция зрителя: "картина вызывает неприятные ощущения". Чтобы не чувствовать себя оскорбленным, нужно либо игнорировать зеркальный эффект (и, тем самым, отказаться от адекватного видения), либо занять позицию внешнего наблюдателя, т.е. рассматривать самого себя в качестве (критикующего) зрителя.
Такой метарефлексивный переход задается субстанциональной структурой самого произведения. Восприятие картины в качестве зеркала не позволяет зрителю рассматривать изображение объективно и заставляет его истолковывать последнее как описание состояния своего собственного сознания. Так зритель принуждается к рефлексии над своими "естественными" критическими рефлексами, что выводит его психику из режима привычного автоматического оценивания и переключает его внимание на автоматизм, или не-сознательность, этого процесса.

(с) Абигаэль Флоренс. "Анатом" и "Обезьяны-критики" Габриеля фон Макса (Символогический анализ).
поцитировано из сообщества в вк - Книжная полка|Кабинет Символогии.
И до кучи для "подумать"))
Изображение

Личные впечатления чуть позже отпишу. Собственно, мне у художника больше не обезьянья серия нравится, а на это я вообще только недавно наткнулась. И не знала, что у него такое есть. Всегда считала его автором той самой картинки про мёртвую девушку и патологоанатома.

Аватара пользователя
Mexalinous
Штабс-капитан
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 16 авг 2017, 16:53
Контактная информация:

Re: "Обезьяны-критики" Габриеля Макса

#2

Сообщение Mexalinous » 19 ноя 2017, 13:19

Так вот чем вдохновлялся Пьер Буль.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей